10 Dec, 2019

Битва вокруг пенсионной реформы


vladimir-evveПравительство Эстонии одобрило предложения министра финансов по реформе второй пенсионной ступени, которая сделает присоединение и выход из нее добровольными.

Сейчас эстонская пенсионная система состоит из трех ступеней. Первая ступень - это государственная пенсия. Размер пенсии зависит от размера зарплаты и рабочего стажа. Вторая ступень (накопительная) - человек платит 2% от своей брутто-зарплаты, а государство добавляет 4% из сумм социального налога, удерживаемого из зарплаты работника. Присоединение ко II пенсионной ступени сейчас обязательно для тех, кто родился начиная с 1983 года, а для тех, кто родился раньше, она добровольна. Согласно действующему закону, покинуть вторую ступень, если вы к ней присоединились, нельзя. Третья ступень - дополнительная накопительная пенсия.

По новому законопроекту с 2021 года присоединение и выход из второй пенсионной ступени будут добровольными, и при этом можно будет снять все накопленные во второй пенсионной ступени средства.

Известный финансист и предприниматель Индрек Нейвельт сравнил это решение правительства с отменой крепостного права.

А вот представители банков, фондовой биржи, венчурных фондов выступают категорически против возможности добровольного выхода из второй пенсионной ступени. Они пугают население тем, что если нынешняя пенсионная система будет разрушена, в будущем Эстонию ждет большое число малоимущих пенсионеров, значительное увеличение пенсионного возраста, заметное увеличение налогообложения людей трудоспособного возраста.

Однако, после решения правительства о пенсионной реформе все эстонские банки заявили о снижении платы за управление пенсионными накоплениями с сентября.

На защиту представителей финансового сектора встал и Банк Эстонии. Руководство банка заявило, что пенсионная реформа расшатает экономику. Мол, если правительство реализует реформу по переводу второй пенсионной ступени на добровольную основу, то это приведет к краткосрочному всплеску экономической активности, за которым последует длительное замедление роста или даже спад экономики, и конкурентоспособность эстонских предприятий ухудшится на годы. Среди других негативных последствий реформы Банк Эстонии выделяет повышение риска бедности для людей пенсионного возраста.

По этому поводу надо привести цитату министра социальных дел Эстонии Танеля Кийка: «Если мы посмотрим самую свежую статистику, то по состоянию на 2017 год около половины пожилых людей жили за чертой относительной бедности. Если мы говорим о пенсионерах, живущих в одиночестве, то этот процент, как это ни прискорбно, был гораздо выше - 80%. Это, к сожалению, худший показатель в контексте Европейского союза. То есть мы отстаем как от стран, которые богаче нас, так и от многих государств, которые по экономическому положению находятся на одном с нами уровне, а местами даже слабее».

Выходит, Банк Эстонии имел в виду других пенсионеров, так называемых спецпенсионеров, которые получают спецпенсии (чиновники, президенты, судьи, прокуроры, военные и т.д.)

Председатель партии Isamaa Хелир-Валдор Сеэдер считает, что Банк Эстонии различными методами пытается влиять на общественное мнение. Но при этом объективного анализа еще нет, и резюме Банка Эстонии основано на ложных предпосылках. А практика последних 17 лет показала, что действующая обязательная система второй ступени себя не оправдала. Банк должен дать оценку тому, каким образом выведение из экономики страны почти 4 млрд евро сказалось на росте нашей экономики, на уровне зарплат жителей Эстонии и на жизни и пенсиях нынешнего поколения пенсионеров. Почему доходность эстонских пенсионных фондов одна из самых низких в мире, а комиссионные - одни из самых высоких?

По данным опроса, проведенного фирмой Turu-uuringute AS, 55% опрошенных поддерживают изменение второй пенсионной ступени с обязательной на добровольную, против были 24%, а остальные респонденты не смогли выразить свое мнение. Среди лиц, которые уже присоединились ко второй пенсионной ступени, 62% считают, что она должна быть добровольной.

Относящийся критически к пенсионным фондам предприниматель, бывший руководитель Hansabank Индрек Нейвельт сказал, что эстонский народ грабят, а политики защищают не людей, а управляющих фондами. Нейвельта удивляет, какую огромную прибыль выводят из Эстонии шведские банки. Он считает, что нужно стать хозяевами на собственной земле, чтобы выйти на уровень шведских зарплат, а сейчас мы зарабатываем деньги для шведов.

Известный в Эстонии экономист Вайнгорт считает, что от планируемой пенсионной реформы выиграют не только малообеспеченные слои, но и выиграет экономика в целом, ведь реформа приведет к повышению покупательной способности малообеспеченных слоев, а это важный факторов роста экономики.

Можно сделать вывод. Люди, получающие меньше средней зарплаты - за пенсионную реформу. Те, кто получает больше – против. Естественно, категорически против реформы и банки.

Вторая ступень пенсионной системы и создавалась в большей степени для людей с большими доходами. Судите сами. Человек платит 2% от своей брутто-зарплаты, а государство добавляет 4%. Значит, работник, получающий 1000 евро, платит 20 евро и государство ему добавляет к пенсии еще 40. А тому, кто получает 10 000 евро, государство добавляет уже 400 евро. На 360 евро больше. Естественно, получающие большие оклады не хотят выходить из второй пенсионной ступени.

А откуда государство берет деньги для таких выплат? Из сумм социального налога, который платят все работающие жители Эстонии.

Если принять во внимание, что спецпенсии намного больше обычных пенсий, а получают их люди с высокими должностными окладами, то эти оклады дают возможность во второй пенсионной ступени за счет государственных выплат получать еще и солидную прибавку к спецпенсии. А «пенсионный кошелек» на всех жителей Эстонии один.

Становится понятно, почему в Эстонии так трудно поднять размер пенсии обычным пенсионерам и «около половины пожилых людей жили в 2017 году за чертой относительной бедности, а среди пенсионеров, живущих в одиночестве, он составлял свыше 80%. Это, к сожалению, худший показатель в контексте Европейского союза».